Святые

Праведные Иоанн и Мария Устюжские

0156541

Правв. Иоанн и Мария Устюжские. Икона. Автор архиеп. Иона (Черепанов) (2017 г.)

Праведные Иоанн и Мария Устюжские.

(† после 1262, память их празднуется 29 мая/11 июня, в неделю 3-ю по Пятидесятнице Собор Вологодских святых)

 В несчастное для России время татарского ига, когда пред дикими кочевниками раболепно преклонялись владетельные русские князья, положение народа было самое бедственное. Вся Русская земля была обложена податью в пользу хана. Даже в самые отдаленные пределы Русской земли на далеком Севере, не испытавшие татарского погрома, в Устюг, послан был Батыем баскак для сбора податей в ханскую казну. Тяжелы были для народа эти баскаки, или сборщики: много они делали различного рода несправедливостей, обид и притеснений гражданам, под видом ханской дани обогащали себя и не знали меры своему корыстолюбию и самовольству.

Таков был и устюжский баскак Буга, или Багу, татарин по происхождению, по вере язычник. Он не уступал другим баскакам ни в сребролюбии, ни в деспотизме. Воля этого татарина, последнего прислужника ханского, грубого, корыстолюбивого и необузданного дикаря, сделалась для устюжан законом. Можно себе представить, с каким нерадостным чувством встречен был Буга устюжанами, уже наслышавшимися о бесчинствах ханских баскаков, как тяжело привыкших сносить татарского деспотизма и поругания над христианским народом поганого язычника. Буга не замечал народного недовольства и, видя покорность жителей, становился еще более необузданным и дерзким.

Но скоро над ним разразилась гроза и привела баскака в трепет и ужас. Однажды Буга увидел дочь одного почтенного гражданина Марию, и грубый язычник пленился девственною ее красотою. Не зная другого закона, кроме своей воли, татарин насильно взял ее себе в наложницы, несмотря ни на ее вопли и слезы, ни на просьбы и дары родителей. Терпеливо переносили устюжане поборы и грабительства баскака, но такого насилия и своеволия не могли снести. Узнавши о том, что поганый татарин осмелился осквернить христианскую девицу, дочь их согражданина, устюжане запылали гневом на дерзкого баскака, и, когда недалеко уже было до восстания народа против власти ненавистных завоевателей, вдруг приходит в Устюг известие о победе великого князя над татарами. Радостная весть быстро распространилась по всему городу. Народ заволновался и стал говорить, что надобно убить баскака, что в Ростове, Суздале и Владимире уже убили их и что будто бы сам великий князь Александр желает того и велел изгонять и избивать их.

Ужаснулся Буга, услышавши от Марии о волнении народа и о намерении убить его. Чтобы избежать опасности, он по совету Марии решился принять крещение и вступить с нею в христианский брак. 4 Принятием святого крещения и вступлением в брак Буга примирился с правосудием Божиим. Успокоился и народ, видя, что он законным браком загладил свое преступление. В святом крещении Буга назван был Иоанном в честь святого мученика Иоанна Воина, празднуемого 30 июля/12 августа.

Без всякого сомнения, не превосходство христианства пред язычеством, но один только страх смерти побудил баскака принять святое крещение. Господь явил Себя не искавшему Его и открылся не вопрошавшему о Нем. Воспитанная в христианском благочестии добрая жена его своими советами и убеждениями и особенно примером своей высоконравственной жизни скоро тронула его сердце и заставила полюбить принятую им русскую веру. Дикий сын степей с умилением слушал рассказы любимой им женщины и чем более знакомился с догматами и требованиями православной веры, тем более прилеплялся к ней сердцем. Скоро он сделался примерным христианином и своими добродетелями и набожностию приобрел всеобщую любовь и уважение граждан. Так Господь различные случаи и обстоятельства, даже самые беды и несчастья, встречающиеся в жизни человека, направляет к его пользе и спасению.

Однажды по тогдашнему обычаю богатых людей Иоанн ездил с соколом на охоту. Когда Иоанн поднялся на лежащую близ города так называемую Соколью гору, то, утомившись от езды, сошел с коня, привязал его к дереву, сокола посадил на луку седла, сам же прилег отдохнуть. И так как время было полуденное, а день 5 жаркий, то скоро и уснул. Во сне явился Иоанну дивный, величественный муж и сказал: «На этом месте поставь церковь в мое имя». Иоанн не знал, кто говорит с ним, но не решился спросить явившегося об имени. Заметив то, дивный муж сам сказал ему: «Поставь церковь Рождества Иоанна Предтечи». Сновидение было так живо и явившийся внушал к себе такой страх и благоговение, что Иоанн тотчас же пробудился, не будучи и сам уверен в том, наяву или во сне он видел такого чудного мужа. Поспешно возвратившись домой, Иоанн рассказал жене своей о бывшем ему сновидении и спросил ее: «Кто такой Иоанн Предтеча?» Мария объяснила ему, что это великий пророк и угодник Божий. Затем, показав на иконе изображение Иоанна Крестителя, она посоветовала своему мужу поспешить исполнить то, что ему было приказано в сновидении. То же самое внушали ему друзья и знакомые, узнавшие о чудесном видении. И новопросвещенный Иоанн, следуя общему совету жены, друзей и знакомых, вскоре построил на месте бывшего ему видения церковь во имя Рождества Иоанна Предтечи, отчего и самая гора вместо Сокольей стала называться Ивановскою. Благочестивые супруги богато украсили храм и снабдили его всем нужным для богослужения.

Проводя чистую и святую жизнь, они и сами старались сделаться живыми храмами Божиими. В Устюге в то время подвизался преподобный Киприан, начальник и основатель Устюжского Архангельского монастыря. Вместе с прочими гражданами с любовью и уважением относился Иоанн к 6 преподробному Киприану как к истинному рабу Божию, удивлялся его великим трудам и терпению и приходил в умиление и восторг от рассказов о подвигах преподобного, ибо не слыхал ничего подобного на своей родине. Еще более благотворное влияние оказывал на благочестивую чету, на ее утверждение в вере и добродетели другой избранник Божий, скрывавший в себе духовную мудрость под покровом безумия. Праведный Прокопий, рожденный и воспитанный хотя в христианстве, но вне Православия, и, подобно Буге, принявший святую веру уже в совершенных летах, много лет проходил в Устюге высокий и трудный подвиг юродства ради Христа. Этот самопроизвольный мученик, обрекший себя на неприятности и лишения всякого рода, нередко заходил в дом Иоанна и Марии. Оставляя на время юродство, он любил с ними беседовать от всего сердца, укреплял и утверждал их в благочестии и сам утешался их верою и смирением. Праведные супруги почитали праздником тот день, когда заходил к ним юродивый, и рады были бы послужить ему чем-нибудь из своего имения, но Прокопий, оставивший свое собственное богатство Бога ради, не хотел пользоваться удобствами их жизни. Для него дорого было только то, что он мог отдохнуть у них сердцем и утешиться в душеполезной с ними беседе.

Благочестивые супруги Иоанн и Мария, проводя воздержанную и чистую жизнь, с каждым годом восходили от силы в силу в жизни духовной, снискали от 7 граждан всеобщую любовь и уважение и оставили после себя добрую память, еще при жизни получив от современников название праведных. Не дошло до нас никаких сведений об их блаженной кончине, кроме того, что они скончались уже в старости, в летах преклонных, каковыми и изображались на иконах, и были погребены при градской Вознесенской церкви. При построении новой Вознесенской церкви место погребения их вошло внутрь здания храма, над гробницей устроена была рака, и отправлялось им празднование по особо составленной службе. ... В древних рукописных святцах праведные Иоанн и Мария называются начальниками древнего Устюга.

Верюжский И. П. Святые Устюжской земли : [праведные Иоанн и Мария Устюжские, преподобный Киприан Устюжский, праведный Иоанн Устюжский, Христа ради юродивый / Иоанн Верюжский] / свящ. Иоанн Верюжский. – Великий Устюг : Великоустюг. гос. ист.-архитектур. и художест. музей-заповедник, 2001. – 24 с. : ил.