Святые

Житие праведного Иоанна Устюжского Христа ради юродивого

Sw 59 3 lightbox

                  Святые Прокопий и Иоанн Устюжские. Икона. Конец XVII века.

(День памяти святого праведного Иоанна Устюжского Христа ради юродивого празднуется 29мая/11 июня и в неделю 3-ю по Пятидесятнице Собор Вологодских святых)

 

Недалеко от Устюга, по другую сторону реки Сухоны, там, где был Гледен, или старый Устюг, где доныне находится монастырь Святой Троицы, ... было село Пухово, в котором жил благочестивый и зажиточный земледелец Савва с супругою своею Мариею. Бог благословил их супружество чадородием: у них было два сына.

Старший, Иродион, был живым подобием своег о отца как по наружности, так и по характеру, и помогал отцу в его занятиях, что доставляло родителям величайшее удовольствие.

Но второй их сын, Иоанн, почти с самого младенчества начал обнаруживать в себе что-то необыкновенное, непонятное и нисколько не походил на других детей. Постоянно задумчивый и молчаливый, он никогда не участвовал в играх своих сверстников, питался только хлебом и водою, по средам и пятницам решительно не принимал никакой пищи, все ночи проводил без сна в коленопреклонениях и молитвах.

Его мать, опасаясь, чтобы такой образ жизни не расстроил его здоровья, заметила ему: «К чему ты постишься в таких годах?» - «Чтобы избавиться от грехов», - отвечал он. - «Какие еще у тебя грехи в твоих летах? Я не вижу ничего на тебе, кроме благодати Божией!» Блаженный отрок, хотя и не знал грамоты, отвечал ей словами Святого Писания, слышанного им в церкви: «Не говори так, мать моя, без греха никто, кроме одного Бога! Пища и питие не поставят нас пред Ним. Не станем же чрезмерно питать плоти, чтобы она не стала врагом нашим». Удивилась благочестивая мать, слыша столь мудрые слова отрока, и не стала ему докучать о том более.

Савва по хозяйственным ли видам или по другим каким причинам переселился из Пухова на реку Юг в городок Орлов, находившийся верстах в 40 от Устюга, и скоро здесь умер, а Мария постриглась в Троицком Орловском монастыре под именем Наталии, и сделана была игуменией. Она взяла с собою в монастырь и Иоанна, который еще более сделался молчалив и начал чуждаться общества, так что многие стали думать, что он не в полном уме.

Блаженный отрок радовался, услышавши о себе такое мнение, и так как мать не старалась уже ни в чем его стеснять, оставивши на волю Божию, то он и перешел из Орлова в Устюг и начал там юродствовать, подобно святому Прокопию Устюжскому. Иоанн поселился неподалеку от его гроба на соборной площади в хижине, построенной для него набожным Андреем Мишневым. Ночи проводил в молитве, а днем бегал по улицам, как помешанный, то в разодранном и грязном рубище, то почти совершенно нагой. И так жил зимой и летом.

Такой тяжелый подвиг принял на себя юный Иоанн! Чего стоило одно то, чтобы зимой босому и едва прикрытому одеждою ходить по городу и переносить северные трескучие морозы. А ему пришлось вытерпеть и перенести много и других великих скорбей и лишений. Неразумные и избалованные дети гонялись за ним, как за каким-нибудь зверем, бросали в него грязью, палками и камнями. Люди грубые, не понимавшие ни самих себя, ни его, позволяли себе всячески надругаться над ним и не стыдились даже наносить ему удары и побои без всякого повода к тому с его стороны...

Чтобы выносить столько страданий, надобно было иметь много твердости воли и терпения, нужно было глубоко прочувствовать смысл слов Апостола, что нынешнее страдание наше легко и мгновенно и готовит нам в величайшем избытке вечную славу (2 Кор. IV, 17). Действительно, блаженный юноша как нельзя более был проникнут этим святым чувством. Он не только никогда не роптал и не гневался на своих гонителей и обидчиков, но еще сожалел и молился за них Богу.

Между тем как большинство народа считало блаженного Иоанна малоумным, были в Устюге и такие люди, которые понимали его и смотрели на него как на добровольного страдальца и подвижника. Так, священнику Успенского собора Григорию, по прозванию Долгая борода, всегда казались изумительными жизнь и терпение юродивого. И захотелось священнику узнать, что делает и какую жизнь ведет Иоанн, когда бывает один. Долго священник искал удобного случая и наконец нашел.

Однажды в зимнее время, когда топилась большая печь в церковной трапезе, а богомольцы по окончании вечерней службы вышли все, кроме одного юродивого, священник утаился за дверями и стал смотреть сквозь замочную скважину, что будет делать Иоанн. Блаженный юноша, осмотревшись кругом и не увидев никого в трапезе, стал на молитву. Воздев руки к небу, он молился за глаголющих лесть и за творящих неправду. Так молился он более часу. По окончании же молитвы стал мешать уголья в печке и затем, оградив себя крестным знамением со словами: «Знаменася на нас свет лица Твоего, Господи», лег в печь на горящие угли. Увидев это, испуганный священник быстро отворил двери и бросился к юродивому, опасаясь, чтобы он не погиб в пламени. Но как он ни спешил, мнимо безумный еще скорее, подобно молнии, исторгся из печи и, грозно посмотрев на пытливого, сказал: «Не смей никому говорить о том, что видел ты, до моей смерти». Трепещущий от страха священник дал слово исполнить волю блаженного в точности, и тот обнадежил его за молчание милостию Божиею.

Блаженный подвижник имел в себе такое обилие благодати Божией, что мог одним словом исцелять недуги, но, скрывая то от людей, делал тайно или так, как бы его действие было не с разума. Вот один пример. Мария, супруга тогдашнего устюжского наместника Феодора Красного, жестоко страдала горячкою. Не получая никакой пользы от врачей, она послала своего слугу попросить юродивого, чтобы помолился за нее Богу и испросил ей выздоровление. Не нашедши юродивого в хижине, слуга пошел искать его по городу и увидел лежащим на куче навоза. Слуга не успел еще подойти к блаженному и сказать, зачем был послан, как Иоанн, будто в безумии, закричал ему: «Здравствуй, добрый князь Феодор и с княгинею твоей!» Возвратившись, слуга нашел княгиню уже здоровою.

«Будь верен даже до смерти, и дам тебе венец жизни»,- сказал Господь в Откровении (Откр. П, 10). И блаженный Иоанн до конца пребывал верен однажды принятому им на себя подвигу юродства и убожества.

Как необыкновенна была его жизнь, так необыкновенна безболезненная и мирная кончина его. Судя по молодости лет юродивого и по тому, что он ни на что не жаловался, казался одинаково бодрым и по-прежнему с утра до вечера расхаживал по городу, никому из устюжан и на ум не приходило, что он доживает уже последние дни.

Но сам блаженный знал это и, радуясь близкому окончанию своего подвига, непрестанно благодарил Бога, изливая душу свою в самой пламенной тайной молитве.

На соборной площади, близ храма Успения Божией Матери и гроба праведного Прокопия, где Иоанн проводил большую часть своего времени, блаженный в последний раз воздел преподобные руки свои к Богу и, скрываемый от взора людей темнотою ночи, долго молился о сущих в бедах и скорбях, обо всем мире и о городе, его приютившем. Потом оградил себя крестным знамением, лег на голую землю и, как бы заснув, предал чистую душу свою Богу 29 мая 1494 года. Вид усопшего, по свидетельству очевидцев, был «яко ангела Божия, лице светло сияюще и тело аки снег».

Кончина приподняла завесу, скрывавшую жизнь блаженного, и сделала известными его прозорливость, ангельское незлобие и терпение. Лицам, бывшим свидетелями жизни блаженного, не было теперь причины скрывать его подвиги и благодеяния. Поэтому лишь только слух о его кончине пронесся по городу, тотчас же собралось на соборную площадь великое множество народа. Все спешили отдать последний долг подвижнику. Многие плакали и жалели о том, что, почитая его малоумным, насмехались над ним и оскорбляли его. Соборные священнослужители со всем городским духовенством с великим благоговением и честию, подобающею праведнику, предали труженическое тело его земле на месте его преставления.

Спустя немного лет по преставлении блаженного Иоанна устюжский гражданин Феодор Тутыгин, благоговея к его памяти, на месте погребения блаженного построил церковь во имя Происхождения Честного и Животворящего Креста, устроил гробницу и поставил над телом блаженного Иоанна.

С верою притекавшие к гробнице получали много чудесных исцелений. Но так как мощи праведного Иоанна находятся на одной площади с мощами святого Прокопия, изображаются оба святых на иконах вместе и во время церковной службы вместе же призываются в молитвах, то богомольцы и недужные обыкновенно обращаются с молитвами к обоим Устюжским чудотворцам. Оттого и исцеления, получаемые от них, записаны в одной книге о жизни и чудесах праведного Прокопия. Так, последняя запись говорит, что в 1613 году устюжане молитвами праведных Прокопия и Иоанна, Устюжских чудотворцев, не только защитили свой город от поляков, но и разбили их.

Чудес, совершившихся отдельно при гробе праведного Иоанна, только три. Два первых без означения времени, последнее случилось в 1565 году. Чудеса эти следующие.

Женщина Аполлинария, жившая в Вознесенском приходе города Устюга, страдала огневицею и находилась в сильнейшем расслаблении. Когда ее принесли к церкви Всемилостивого Спаса и положили близ раки праведного Иоанна, она услышала исходивший из раки голос святого: «Я молил за тебя Бога и жду к себе». В тот же час больная почувствовала себя совершенно здоровою и, возблагодарив Бога и своего исцелителя, ушла домой, не нуждаясь в посторонней помощи.

Екатерина, жена устюжского гражданина Афанасия Константинова, впала в лютую болезнь и так была расслаблена, что не владела ни руками, ни ногами, не могла ни есть ни пить и, не узнавая уже людей, лежала как мертвая. После шести дней столь тяжкой болезни, когда испробованы были все возможные средства и снадобья, которые так и не принесли больной никакой пользы, родственники Екатерины стали молиться об исцелении ее святому Иоанну юродивому. Взяв у гроба его персти, положили с верою в святую воду, несколько капель которой влили в уста больной, уже едва дышавшей. По принятию воды с перстию Екатерина час времени лежала как мертвая, затем, будто очнувшись от сна, села на постель, призвала своих домашних и объявила им, что она чувствует себя совершенно здоровою, как будто никогда не была и больна.

Устюжский гражданин Иеремия Мартинианов и жена его Евфросиния, жившие на Петровской улице, 23 августа 1565 года заявили священнослужителям церкви святого Иоанна юродивого следующее: «В 1562 году с 11 числа сентября она, Евфросиния, сделалась одержима злым духом. В продолжение первых трех лет страдания ее были довольно сносны, только родившиеся у нее в эти годы два младенца были неестественно худощавы и едва имели образ человеческий. Но в нынешнем 1565 году с 1 октября насилие демонское сделалось столь жестоко и невыносимо, что довело ее до умоисступления, так что она не узнавала людей, срывала с себя святой крест и бросала, даже бросалась на людей и била себя и других. В таком состоянии она находилась до Петрова поста. В один день этого поста она услышала невидимый голос, говоривший ей: «Молись святому Иоанну юродивому, сделай очи и приложи к нему, и он избавит тебя от болезни». Больная в свободные от беснования минуты рассказала о том мужу и, посовещавшись с ним, заказала серебрянику сделать серебряные, позолоченные очи. На другой день после того, как она слышала голос, Евфросиния в припадке беснования выбежала из дому и вдруг увидела неведомо откуда явившихся пред ней священника и диакона в облачении, первый осенил ее честным крестом, а второй окропил святою водою. Святая вода, коснувшись ее уст, показалась ей слаще меда. Во время кропления видела она, что мучивший ее диавол далеко отбежал от нее. Священник же с диаконом пошли по направлению к церкви святого Иоанна юродивого и скрылись. На другое утро после этого видения в новом припадке беснования ей явился тот же священник и причастил ее Святых Таин, после чего она ощутила в себе как бы мороз какой, проникший в ее утробу. Ночью после этого дня во сне она увидела себя стоящею в церкви у гроба святого Иоанна, который явился ей сидящим в гробнице по персти в священнической одежде, на левой 'руке его был поруч, а в правой жезл. Позади себя она увидела мучителя диавола. Вдруг святой Иоанн жезлом ударил диавола, и тот, громко вскричав, побежал в полуденные двери и стал невидим. На утро после этого она пошла сжужем в церковь святого Иоанна, заказала отслужить молебен угоднику, приложила сребропозлащенныя очи к его образу и испила святой воды. Здесь, при гробе святого Иоанна, в священнике и диаконе той церкви, служивших молебен, она узнала тех самых, которых ранее видела в видении, а прежде того никогда их не видела и не знала. Возвратившись из церкви домой, больная весь тот день ничего не вкушала и впредь положила обет поститься всегда на память преставления блаженного Иоанна. В следующую за сим ночь она видела во сне, будто к ней подошел молодой человек, совершенно похожий на того, которого она видела сидящим в гробнице. Явившийся разрезал ножом ее чрево и, вынув из него нечто подобное рыбе, рассек оное на три части. Пробудившись от сна, Евфросиния не почувствовала уже в себе никакой болезни и с того времени совершенно избавилась от бесовского мучения и стала здоровою. Вскоре после того родился у нее младенец женского пола здоровый и ничем не поврежденный». Об этом чуде 25 августа того же 1565 года было повещено по всему городу Устюгу. Когда великое множество народа собралось в соборную Успенскую церковь, Евфросиния торжественно свидетельствовала об истине совершившегося над нею чудесного исцеления пред своим духовным отцом вознесенским священником Феоктистом, пред всем священным собором и народом. Слова ее были подтверждены всеми родственниками и знакомыми.

В 1602 году при постройке вместо обветшавшей новой деревянной церкви Святого Креста Никитою Григорьевым Строгановым устроен был придел во имя праведного Иоанна. Ныне мощи его почивают под спудом в каменной пятиглавой холодной церкви в его имя, на левой стороне храма. ...

Верюжский И. П. Святые Устюжской земли : [праведные Иоанн и Мария Устюжские, преподобный Киприан Устюжский, праведный Иоанн Устюжский, Христа ради юродивый / Иоанн Верюжский] / свящ. Иоанн Верюжский. – Великий Устюг : Великоустюг. гос. ист.-архитектур. и художест. музей-заповедник, 2001. – 24 с. : ил.

Тропарь блаженного Иоанна, Христа ради юродивого, Устюжского

глас 5

Наготою телесною и терпением/ обнажил еси вражия коварствия,/ обличая неподобное его деяние,/ зельне стражда солнечный вар/ и нуждныя великия студени мраза,/ и огня не чул еси,/ Божиею помощию покрываемь,/ Иоанне премудре,/ моли о верою творящих память твою честно/ и усердно притекающих к раце мощей твоих,/ избавитися от бед и падения избежати.

Кондак блаженного Иоанна, Христа ради юродивого, Устюжского

глас 8

Вышния красоты желая,/ нижния сладости телесное ядение тщательно оставил еси,/ нестяжанием суетнаго мира возлюбил еси ангельское житие,/ преходя скончався, Иоанне блаженне,/ с нимиже моли Христа Бога непрестанно о всех нас.

Ин кондак блаженного Иоанна, Христа ради юродивого, Устюжского

глас 1

Иоанне премудре,/ земныя славы не возлюбив,/ того ради яко неистов ся творя,/ желая Царство Небесное наследовати,/ ударения и укорения приемля,/ наготу и зной терпя,/ тем ныне со Ангелы ликуеши,/ моли Христа Бога о душах наших.

Молитва блаженному Иоанну Устюжскому

О святый блаженный Иоанне! Припадающе, смиренно молимтися: приими наше малое моление и умоли Всемилостиваго Господа Бога нашего, да пробавит милость Свою нам, грешным, и да дарует нам вся, яже к животу и ко спасению благопотребная. О угодниче Христов! аще и зело недостойни есмы, обаче духом сокрушенным и сердцем смиренным паки припадающе, молимтися: предстательством твоим ко Господу сохрани страну нашу, даруя ей на вся враги победу и одоление, град твой Устюг и вся грады и веси Российския соблюди от всякаго зла и от всякия напасти, губительства, глада, труса, потопа, огня, меча, нашествия иноплеменников и междоусобныя брани, от всякия болезни и от всякаго обстояния, да всегда поем и величаем всесвятое и великолепое Имя Божие и твое милостивое о нас предстательство, во веки веков. Аминь.